Пять поэм как образец - Мои статьи - Об Интересном - ..:DAYS.TK:..
Verba volant, scripta manent!
Суббота, 10.12.2016, 05:02
Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [18]
Статистика
Главная » Статьи » Мои статьи

Пять поэм как образец

Крупнейшие русские тюркологи В.В.Бартольд, А.Ю.Якубовский, турецкие ученые О.Ш.Гекяй, М.Эркин, Ф.Кепрулю и, разумеется, азербайджанские горгудоведы отмечают, что и по языку, и по упоминаемым в тексте географическим названиям (Дербенд, Гянджа, Барда, Алинджа кала) эпос более всего связан с Азербайджаном, хотя им по праву, как своим национальным достоянием, гордятся и турки, и туркмены, и другие тюркские народы.
Многие мотивы, сюжеты эпоса восходят к более далеким временам, к столетиям до нашей эры. Один из первых исследователей эпоса немецкий ориенталист фон Дитс, проводя параллели между образом одноглазого Полифема из гомеровской «Одиссеи» и персонажем из «Деде Горгуда» Тепегезом (Темя-глазым) и отмечая разительное сходство в сюжетах, утверждал, что тюркский эпос более древний, чем гомеровская поэма. Об этой первокниге азербайджанского народа, о книге-матери нашей литературы, можно было бы многое сказать, но хочется отметить лишь одно – у тюркских народов нет драматурга, равного Шекспиру, романистов, равных Сервантесу, Бальзаку, Толстому или Достоевскому. Но ни у англичан, ни у французов, ни у русских, ни у испанцев нет эпоса, равного по мощи, по объему, по своим высоким литературно-художественным достоинствам «Книге Деде Горгуда».
В эпоху расцвета средневековых азербайджанских государств Атабеков и Ширваншахов творили многие известные поэты и ученые. Недалеко от Шемахи, столицы Ширванского царства, в селении Мельхем, родился выдающийся поэт XII века Хагани Ширвани, автор поэм, касид и газелей. Вначале он был обласкан царским двором, но, впав в немилость, оказался в темнице, где и написал «Хебсие» («Тюремную поему»). Забегая вперед, можно сказать, что в течение веков у многих азербайджанских поэтов судьба складывалась трагически. В XIV веке был жестоко казнен Насими, в XVIII веке такая же участь постигла М.П.Вагифа, в XIX веке царским режимом был сослан Г.Закир, в XX веке советским режимом – Г.Джавид. В 1937 году были расстреляны поэты Ахмед Джавад, Микаил Мушвиг и многие другие писатели, ученые, актеры – цвет интеллигенции Азербайджана.
Великий азербайджанский поэт XII века Низами Гянджеви прожил относительно спокойную жизнь в своем родном городе Гяндже, вдали от царских дворцов, от милостей и кар властелинов, которым, однако, посвящал свои поэмы. Пять поэм Низами – «Сокровищница тайн», «Хосров и Ширин», «Лейли и Меджнун», «Семь красавиц», «Искандернаме» – составили его «Хамсе» («Пятерицу»), под влиянием которой, пользуясь ее сюжетами, создали аналогичные «Пятерицы» индийский поэт Амир Хосров Дехлеви, иранский поэт Абдуррахман Джами, великий узбекский поэт Алишер Навои и другие. Мотивы Низами воплощены и в творчестве мастеров слова Запада – итальянца Гоцци, немца Шиллера. Другой современник Шиллера, гениальный немецкий поэт Гете, был восхищен поэзией Низами. В своем «Западно-Восточном диване», в главе «Низами», он анализирует образы поэта, отмечает его умение выжать из своих притч нравственное наблюдение, способное изумлять и поучать. Автор «Фауста» был не только хорошо знаком с творчеством Низами, он был широко осведомлен и о географии его родины – северного и южного Азербайджана. «Он вел соответственно своему спокойному занятию спокойную жизнь, – пишет Гете о Низами, – и был похоронен в своем городе Гяндже».
Мир Низами – это поистине необозримый космос, порой и образы его космичны – планеты, звезды. Это богатейшая галерея характеров, каталог судеб, свод притч, это тончайший психологический узор человеческого поведения, проникновение в самые глубокие недра человеческой души.
Это серьезнейшие размышления о смысле бытия, о жизни и смерти, о крахе могущественных империй, о бренности славы, о блеске и нищете власти, о хрупкости любви. Низами воспринимал мир как целое во времени и в пространстве. Исторические анахронизмы, скажем, в «Искандернаме» – это не случайные неувязки в раскладе эпох. Делая Искандера – Александра Македонского – современником и египетских фараонов, и русских князей, отправляя его в мусульманскую Мекку и в далекий Китай, перетасовывая столетия и страны, Низами создает единую в мировоззренческом аспекте картину мира. Мира как целого – во всем разнообразии и многокрасочности проявлений. Из идеи единства мира возникает идея о единстве людей, об исторической общности народов.
Современницей Низами, тоже родом из Гянджи, была поэтесса Мехсети – автор изящных рубаи – четверостиший, которые сравнивают со стихами великого Омара Хайяма, также созданными в этой форме.
В творчестве азербайджанских поэтов – Низами, Хагани, Мехсети, поэтов последующих периодов восточного Средневековья, как и в произведениях большинства иранских, арабских, турецких, узбекских художников пера, очень сильно влияние идей суфизма, или, как часто его определяют, восточного пантеизма. По весьма далекой аналогии их можно было бы сравнить с идеями Реформации, протестантизма в Европе, в смысле противопоставления консервативному католическому мировоззрению в христианском мире и ортодоксальным религиозным догмам в мире мусульманском. Пантеистический суфизм утверждает, что Бог и природа тождественны, и все в мире есть лишь эманация Бога. Человек, отторгнутый от первоначальной субстанции (природы-Бога), должен вновь соединиться с ним в любви, во имя чего он отрекается от всего земного. Логическим философским выводом из общей концепции суфизма был знаменитый тезис «Ан-ал-хак!» – «Я есть Бог (Истина)», провозглашенный поэтом-суфием X века Мансуром Халладжем (казнен в 922 году за столь вольную мысль). Но уже в XI–ХII веках суфизм усилиями крупнейшего исламского ученого-богослова Аль Газали был принят в лоно официальной ортодоксии, и в последующие века из двенадцати течений суфизма десять были признаны лояльными. Два же считались еретическими и тяжко преследовались. Хуруфизм был одним из этих двух. Хуруфизм (от слова «хуруф» – буквы) представляет собой несколько странное для сегодняшнего понимания учение о том, что в основе мироздания находятся буквы. Основателем хуруфизма был азербайджанский ученый-философ Фазлуллах Найми, а одним из его последователей стал великий поэт и мыслитель Имадеддин Насими. Сеид Имадеддин Насими родился в 1369-м или 1370 году на земле Азербайджана, в Ширване. Участь Мансура Халладжа постигла и Фазлуллаха Найми – его в 1394 году казнил сын Тамерлана Мираншах. Через 23 года тот же удел выпал на долю Насими. Преследования хуруфитов, особенно усилившиеся после казни Найми, не сломили духа Насими. Но, скрываясь от гонений, он вынужден был покинуть родину и в течение всей оставшейся жизни скитался по большим и малым городам Ближнего Востока. Казнь Насими, его героическое поведение перед лицом палачей еще больше увеличили популярность его имени на Востоке. Отныне к трем ипостасям Насими – поэта, философа, активного пропагандиста хуруфистского учения – прибавилась и четвертая – героя-мученика. Грандиозной заслугой Насими перед нашей национальной литературой является то, что он стал первым большим поэтом, оставившим богатое поэтическое наследие на родном азербайджанско-тюркском языке. (Его предшественники Низами, Хагани, Мехсети, согласно канонам того времени, писали на фарси.)
Помимо Найми, Насими эта эпоха выдвинула и других крупных ученых в Азербайджане – философов Сухраверди, Шабустари, богослова Сеида Яхью Бакуви... Астроном Насиреддин Туси, основавший в южноазербайджанском городе Марага знаменитую обсерваторию, был также автором ценных трактатов по этике, математике, физике, минералогии, философии, богословию, истории, географии, поэтике... Недаром этого энциклопедически разностороннего ученого называли третьим учителем (после первых двух – древнегреческого философа Аристотеля и тюрка аль-Фараби). Народная молва связывает имя Насиреддина Туси с легендарным персонажем фольклора тюркских народов Ходжой Насреддином – острословом и балагуром, известным на огромной территории от Центральной Азии до Балкан своими анекдотами и забавными похождениями. Ходжа Насреддин (Молла Насреддин в азербайджанском варианте) – современник Тамерлана – один из популярных образов и нашего народного творчества.
К этой же эпохе относится деятельность двух выдающихся музыкантов – Сефиаддина из южноазербайджанского города Урмия и Абдулькадира из той же Мараги.
Сефиаддин Урмеви и Абдулькадир Марагаи были не только крупными исследователями особенностей восточной музыки, но и ее творцами, создателями музыкальных произведений и их исполнителями
.
Категория: Мои статьи | Добавил: Niavaran (28.06.2010)
Просмотров: 701 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту


Друзья сайта
  • Azerbaijan
  • My Azerbaijan
  • ATC
  • Karabakh War
  • Karabakh Doc
  • Justice for Khojaly

  • MyAzerbaijan.ORG - Электронная библиотека по Азербайджану

    İRS-Наследие. Международный Азербайджанский Журнал

    Информационно-аналитический портал Www.Gulustan.Ws
    Copyright MyCorp © 2016